Экспериментальная психология 23 страница

Все вышесказанное относится и к состояниям, и к отношениям на множестве состояний, которые реализуются во времени. Поскольку психическая реальность исследуемого человека в классическом психологическом эксперименте может быть только «конструируемой» в терминах теории, которой придерживается эксперимен­татор, постольку психологическое исследование строится как проверка предполо­жений исследователя о психике испытуемого (испытуемых) [Дружинин В.Н., Дрынков А.В.,1981].

Психологическое исследование можно свести к исследованию методом модели­рования. В качестве модели используется объект, поведение которого в чем-то ана­логично поведению системы, обладающей психикой. Тем самым исследователь при­меняет простейшую аналогию: сходство поведения систем свидетельствует о сход­стве их внутренних особенностей.

Условно можно выделить два типа исследований методом моделирования: в пер­вом случае по сходству функций объекта и модели судят о сходстве их структур; во втором случае по сходству структур судят о сходстве функций. Последний тип мо­делирования характерен для таких научных дисциплин, как палеонтология, сравни­тельная анатомия и т. д. Психологи лишены возможности непосредственно наблю­дать структуру психики другого человека, поэтому в психологии по сходству струк­тур (например, структуры интеллекта и структуры компьютерной программы) судят по сходству функций (продуктивности в решении задач).

Возможны два основных варианта моделей: «каузальная» и «телеологическая» и, соответственно, два плана построения психологического исследования.

План 1.

Теория:

Наблюдение:

План 2.

Теория:

Наблюдение:

Очевидно, что для планирования исследования недостаточно теории (модели) изучаемой психической реальности. Исследователь, по крайней мере, должен иметь модель системы (в нашем случае — человека), модель среды и совокупности отно­шений на множестве психика—система—среда. Разумеется, речь идет о минималь­но необходимой для целей исследования полноте описания основных составляющих и отношений между ними.

Психолог может варьировать по своему произволу объекты и среды или выбо­рочно наблюдать их, а также варьировать или регистрировать время проведения опыта.

Согласно П. Фрессу, существует ограниченное число типов психологического исследования [Фресс П., 1966]. На наш взгляд, основными являются два «чистых» типа:

— общепсихологическое эмпирическое исследование;

— дифференциально-психологическое исследование.

Если варьируется среда, а объекты, которые наблюдаются, считаются эквива­лентными, то результатом исследования является общепсихологическая закономер­ность. Условно всю общую психологию можно считать психологией среды, или же «экологической психологией».



Возможно проведение двух вариантов такого исследования.

В первом случае мы получаем эксперимент в реальном режиме времени, во вто­ром случае психолог вынужден абстрагироваться от неодновременности испытаний, считая их одновременными. При этом предполагается, что результат предыдущего испытания на одном объекте никак не скажется на результатах последующих испы­таний на других объектах. Такое предположение является теоретическим фунда­ментом так называемого структурного исследования (П. Фресс). В этом исследова­нии разновременные измерения полагаются одновременными и обработка данных осуществляется без учета фактора реального экспериментального времени.

При первом варианте общепсихологического исследования проводится изучение психических функций, а корреляционный эксперимент чаще используется в психо­логии индивидуальности (изучение структуры психических свойств).

Если мы варьируем системы или же признаем, что они неэквивалентны, то в этом случае мы проводим дифференциально-психологическое исследование.

Дифференциальную психологию можно условно назвать психологией систем. Соответственно встречаются как разновременные, так и одновременные проведе­ния измерений.

И наконец, учет реального времени проводится при так называемом процессу­альном эксперименте (все считаются различными). Напротив, при структурном эксперименте, который может использоваться как в общей, так и в дифференциаль­ной психологии, все считаются эквивалентными.

Тем самым мы можем выделить следующие виды психологического эмпириче­ского исследования:

1) «телеологическое» или «каузальное»;

2) «общепсихологическое» или «дифференциально-психологическое» (психология среды или психология систем);

3) структурное или процессуальное.

К сказанному следует добавить два существенных замечания.

Исследуемые системы, носители психики (люди или животные), только условно могут считаться эквивалентными, так как изменчивость психических свойств и со­стоянии людей очень велика. Более того, групповой разброс значений, измеряемых психических свойств и состояний превышает индивидуальный (во времени) раз­брос. Поэтому любое «общепсихологическое» исследование является в той или иной степени дифференциально-психологическим.



Но самое основное в том, что человек может иметь уникальные психические свойства, а не только их невоспроизводимую уникальную комбинацию. Ввиду уни­кальности психики любого человека собственно психологическим может быть на­зван только метод изучения «отдельных случаев», т. е. исследование поведения си­стемы, носителя психики в различных условиях и в различные промежутки времени.

В первом случае мы имеем комплексное исследование отдельных систем.

Во втором случае — лонгитюдное биографическое эмпирическое исследование.

Уникальность личности является ограничением для ее измеримости и познавае­мости как «естественнонаучным» эмпирическим методом, так и методом понима­ния.

1.5. Факт и артефакт в психологическом исследовании

Для психологии традиционным является понятие «поведение». Именно поведение является «материалом» (Рубинштейн С. Л., 1959], с которым ра­ботает исследователь-психолог. Различие материала, предмета и объекта являет­ся важным отличием психологии от других наук, где понятие «материала» вообще не употребляется. Психолог же может судить о психической реальности другого че­ловека только через анализ материала. Другое дело, что в понятие «материал» сле­дует включать не только поведение, но и его результаты. В терминологии этой кни­ги результат есть изменение состояния среды под влиянием воздействия на нее со стороны системы. Причем воздействие (иначе поведение) — это такое наблюдае­мое изменение состояния системы, которое приводит к изменению наблюдаемого состояния среды.

Тем самым материалом для психолога служат как , где — отноше­ние двух состояний системы, точнее — векторное отношение, так и , где — векторное отношение состояний среды.

Направление вектора задано ходом времени из прошлого и будущего.

Удобно считать — поведенческим актом, a — его результатом (с учетом спонтанных изменений системы и среды).

Отсюда можно перейти к традиционной для психологии и привычной для читате­лей каузальной необихевиористской схеме: стимул — промежуточная перемен­ная — реакция или же к телеологической схеме: цель — действие — результат (из­менение среды).

Определим для удобства изложения «стимул» (St) как часть среды Et1, которая может варьироваться или контролироваться исследователем. Оставшуюся часть среды, очевидно, следует рассматривать в качестве фона (побочных условий прове­дения исследования) К.

Будем в дальнейшем изложении пользоваться каузальной моделью как основной по той причине, что она более привычна. Читатель без труда может применить по­следующие рассуждения к телеологической модели.

На испытуемого одновременно воздействует и стимул, и фоновые условия, что порождает типичные для психологии проблемы контролируемости эксперименталь­ных переменных и экологической валидности исследования (иными словами, про­блема переноса данных лабораторного исследования в естественную среду). Услов­но этот процесс можно изобразить схемой (рис. 1.4).

Если фон воздействует на психику больше, чем стимул, то в результате исследо­вания получается не факт, а артефакт.

Для телеологической схемы исследования описание несколько иное. В этом слу­чае важнее предположить наличие релевантных задач исследования и иррелевантных психологических переменных (источников «внутренних» артефактов), а имен­но: в состоянии психики выделяется и — иррелевантная и иррелевантные со­ставляющие (рис. 1.5).

Задача исследователя состоит в том, чтобы выяснить, какая из составляющих послужила причиной наблюдаемого поведения.

Отсюда все источники артефактов для проведения психологического экспери­мента можно условно разделить на два вида (есть еще третий источник — несовер­шенный инструмент, но его мы рассмотрим позже): внутренние состояния испытуе­мого и состояния среды. Д. Кэмпбелл (1980) выделяет и фоновые артефакты: фоно­вые эффекты, инструментальную погрешность, реакцию испытуемого на экспери­мент и т.д.

Если фиксация и анализ поведения являются прерогативой каузального подхо­да, то исследование продуктов деятельности ( ) есть прерогатива подхода теле­ологического. Действительно, используя телеологический подход в психологиче­ском исследовании в качестве конечной точки процесса, берем результат активнос­ти человека — испытуемого, а затем пытаемся интерпретировать результат с точки зрения тех внутренних психических причин (намерений, планов, мотивов, целей, способностей испытуемого), которые потенциально могут влиять на поведение и, следовательно, на особенности результата.

В этом случае, помимо недоучета внутренних иррелевантных задач, есть опас­ность «просмотреть» испытуемого. То есть всегда есть неучитываемые эксперимен­татором изменения в среде, которые произвел испытуемый. Кроме того, есть изменения в среде, которые не осознает и сам испытуемый, но которые также являются следствием его активности (табл.1.4).

Таблица 1.4

Испытуемый Экспериментатор
Осознание Нет осознания
Осознание основной продукт побочный продукт
Нет осознания побочный продукт побочный продукт

Очевидно, что даже в случае сотрудничества испытуемого и экспериментатора теоретически возможно появление неосознанных результатов деятельности испы­туемого. То же относится к деятельности исследователя по контролю за экспери­ментальными переменными.

Таким образом, источником артефактов в психологическом эксперименте могут быть как среда, так и испытуемый (и экспериментатор как фоновая часть среды).

Кроме того, источником артефактов может быть и неадекватность используемой психологической теории экспериментальной процедуре: исследователь может про­смотреть, не учесть психические переменные, влияющие на поведение системы (че­ловека).

Ряд побочных эффектов психолог может не заметить (просмотреть факты) из-за неполного учета изменений в среде, которые произвел испытуемый.

Кроме того, следует учитывать эффект «естественного» развития, о котором го­ворилось выше: за продукт деятельности испытуемого можно принять «естествен­ные» изменения среды. Особенно важно обращать на это внимание при проведении социально-психологических исследований, где среда изменчива.

Список артефактов, характерных для психологического исследования, приводит Д. Кэмпбелл [Кэмпбэлл Д., 1980].

1.6. Основные характеристики психологического эмпирического исследования

В этой части изложения я буду пользоваться результатами неопуб­ликованной теоретической работы В. И. Мамсика «Системные характеристики психологического эксперимента и измерения» (1988).

В своей работе В. И. Мамсик рассматривает психологическое исследование как систему, т. е. как инвариант отношений и отношения инвариантов. В качестве эле­ментов системы исследования можно выделить: объект (S), предмет ( ), метод (М), условия (иначе — среда Е) и результат. Под результатом в нашем случае понимает­ся либо поведение ( ), либо продукт деятельности, т. е. изменение состояния сре­ды ( ). Метод можно определить как систему временных отношений на выделен­ном ранее множестве элементов или, иначе, как взаимодействие исследователя с элементами, выделенными в ходе предыдущего анализа.

Эти элементы В. И. Мамсик определяет как онтологические и противопоставля­ет им гносеологические элементы психологического исследования, а именно фак­ты, факторы, дефекты, артефакты и эффект результата. Гносеологические элемен­ты также могут быть интерпретированы в использованной нами системе понятии. Однако в дальнейшем для понимания проблемы будет важнее интерпретация онто­логических переменных.

Отношения элементов системы психологического исследования образуют струк­туру системы. При этом принципы и правила психологического исследования и со­ставляют структуру его системы.

Они являются реализацией основного методологического принципа — принци­па инвариантности результата.

Наиболее полное описание отношений достигается путем использования матрич­ной формы — декартова произведения элементов системы психологического иссле­дования.

Приведем структуру системы психологического исследования, предложенную В. И. Мамсиком (сам автор говорит не об исследовании, а об измерении) (рис. 1.6).

Отношения пар элементов системы (одно-однозначные связи) определяются как правила психологического исследования. Отношения между тройками элементов системы определяются как внутрисистемные принципы. Соответственно можно вы­делить отношения четырех элементов и всю структуру системы.

Одно-однозначными отношениями описание может не ограничиваться: содержа­тельной интерпретации поддаются одно-многозначные, много-однозначные и мно­го-многозначные отношения.

Рассмотрим основные онтологические принципы исследования:

1. Принцип репрезентативности определяет отношения объекта с предметом, условиями, методом и результатом. Объект должен быть выбран в соответствии с задачей исследования.

2. Принцип валидности характеризует отношения предмета с элементами систе­мы исследования. Предмет исследования не должен подменяться в ходе исследо­вания.

3. Принцип надежности характеризует отношения метода с другими элементами системы и обеспечивает инвариантность результата, полученного данным мето­дом.

4. Принцип стандартизации условий очевиден и не нуждается в особых поясне­ниях.

5. Принцип инвариантности результата обеспечивается применением вышепере­численных принципбв и предполагает воспроизводимость этого результата в дру­гих исследованиях и сопоставимость с результатами, полученными другими ис­следователями.

Возможна и более простая интерпретация. Дело в том, что принципы отражают соответствие замысла исследователя реальной системе. Поэтому можно рассмат­ривать принципы как рефлексивные отношения объекта, предмета, метода, условий (среды)и результата.

Следовательно, правильный выбор объекта отражается принципом репрезента­тивности. Соответствие предмета, теоретически выделенного исследователем, ре­ально изучаемому выражается в принципе валидности. Правильность (инвариант­ность) выбора метода выражается в принципе надежности. Принцип воспроизводи­мости результата есть выражение правильности реализации всех перечисленных принципов. Единственная оговорка может быть отнесена к принципу стандартиза­ции условий. Скорее всего, соответствие реальных условий исследования идеально предполагаемым следует охарактеризовать как внешнюю валидность исследования. С этим принципом связана историческая дискуссия о возможности применения ла­бораторного эксперимента в психологическом исследовании. В идеале исследова­тель полагает, что условия эксперимента должны соответствовать реальным жиз­ненным условиям или же в достаточной мере приближенно моделировать суще­ственные для предмета изучения факторы среды. На деле среда упрощается, делается «искусственной», привносятся специфические экспериментальные «поме­хи» (тесты, приборы, общение с экспериментатором), что порождает проблему пе­реносимости результатов, полученных в экспериментальной ситуации, на жизнен­ную ситуацию [подробнее см. Роговин М. С., 1979,1969]. Эта проблема требует осо­бого обсуждения, но нетрудно заметить, что стандартизация условий является в психологии способом решения проблемы внешней валидности экспериментального исследования. Применительно к наблюдению стандартизация заменяется выбором ситуации наблюдения, соответствующей замыслу исследования, и элиминацией ис­точников внешних помех.

Рассмотрим теперь гносеологические (функциональные) элементы системы ис­следования, выделенные В. И. Мамсиком. Каждому онтологическому элементу со­ответствует гносеологический элемент. Имеется следующее соответствие:

1. Метод характеризуется дефектами, т. е. функционально может быть непригод­ным для решения исследовательской задачи.

2. Объект является источником фактов.

3. Предмет (психика) характеризуется факторами-переменными, влияющими на нее в ходе исследования.

4. Условия (среда) являются источником артефактов.

5. Эффект характеризует оценку результатов проведенного исследования: иссле­дование может быть эффективным и неэффективным.

Таблица 1.5

Переменная, отношение Интерпретеция Контролируемый параметр Характеристика артефактов
1. Е Среда исследования (тест, приборы, экспериментатор и т.д. ) Внешняя валидность Невозможность переноса результатов на другие условия
2. S Объект исследования (особь, человек,группа) Репрезентативность (внешняя валидность) Невозможность переноса данных на другие объекты
3. Предмет исследования (психические процессы, свойства,состояния) Конструктивная валидность «Подмена» предмета исследования
4. Наблюдаемое или экспериментальное воздействие Релевантность воздействия Артефакты воздействия
5. Гипотеза о внешней причине (внешнем факторе) Релевантность воздей ствия предмету Артефакты воздействия (неточность планирования исследования)
6. Гипотеза о внутренней причине Релевантность состояния исследуемого задаче исследования (утомле ние болезнь и т д ) Артефакты состояния
7. Гипотеза об естественной изменчивости состояния Стабильность предмета исследования Эффект спонтанного изменения путается с эффектом воздействия
8. Гипотеза о внутреннем эффекте Истинность теории о предмете Ложная теория о предмете
9. Неконтролируемое изменение условий исследования Неизменность условий (стандартность) Неконтролируемость независимой переменной
10. Внешний эффект воздействия (поведе ния) Истинность гипотезы об объекте Ложная теория объекта
11. Результат продукт деятельности Достоверность результата Неполнота и погрешность регистрации данных
12. Спонтанные действия испытуемого (исследуемого) Соблюдение нормы эксперимента инструк ции Выход за пределы задания, искажение эксперимен тальной задачи
13. Проявление психики в поведении Внутренняя (диагности ческая)валидность Нерегистрируемость психических проявлений
14. Предвосхищение испытуемым результата Целенаправленность активности «Невключенность в задачу»
15. Воздействие на среду (тест прибор, экспери ментатор) Регистрируемость воздействия Нерегистрируемость поведения


Соответственно, В. И. Мамсик выделяет 5 основных гносеологических принци­пов: 1) принцип регистрации фактов; 2) принцип планирования факторов; 3) прин­цип контроля дефектов; 4) принцип элиминации артефактов; 5) принцип оценки ре­зультата.

Нетрудно заметить, что эти принципы изоморфны так называемым «онтологи­ческим» ранее перечисленным принципам.

Очевидно то, что предложенная теоретическая модель описания психологиче­ского исследования не является специфичной именно для психологического иссле­дования, а может применяться в любой другой области науки.

Следовательно, схему, предложенную В.И. Мамсиком, следует модифициро­вать, дополнив компонентами, характеризующими психологическое исследование

Собственную модификацию схемы, предложенной В. И Мамсиком, мы приводим в таблице (табл. 1.5). Эта модификация учитывает отношения между компонентами психологического исследования, которые были выявлены ранее

Нет смысла подробно рассматривать выводы и определять содержание получен­ных отношений. Читатель может сделать это самостоятельно на основе анализа ра­нее изложенного материала.

2. СУБЪЕКТНЫЙ ПОДХОД К ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ ЭМПИРИЧЕСКОМУ ИССЛЕДОВАНИЮ


2.1. Проблема объектной специфики психологического эмпирического исследования (эксперимента)

В этой части мы будем обсуждать специфику психологического эм­пирического исследования на примере экспериментального метода. Предыдущее изложение касалось эмпирического психологического исследования, рассматрива­емого с точки зрения специфики его предмета — психики. Психика есть особый предмет, поэтому и логика психологического эмпирического исследования отлича­ется от логики эмпирического исследования в естественных науках.

Но психология специфична и по своему объекту, в качестве которого может вы­ступать живая особь, человек как индивид, группа людей, общность. Если мы прове­дем разграничительную линию между человеком и остальным животным миром и будем в дальнейшем вести речь только об общей и дифференциальной психологии человека (заранее извинившись за неоправданное сужение содержания понятия «объект психологического исследования»), то можно заметить, что понятие «объект психологического исследования» по своим качествам будет тождественно понятию «субъект исследования». В том и в другом случае познает и действует человек. А ко­гда человек познает человека, всегда возможна смена позиций и, соответственно, человек-испытуемый может стать исследователем, и наоборот. По крайней мере, в других науках (не только естественных, но и гуманитарных) теоретически не пре­дусмотрен такой случай, когда образец горной породы (допустим — кусок кварци­та) или текст на старонемецком языке наблюдают и совершают манипуляции с ис­следующим их минерологом или лингвистом.

Однако такая ситуация вполне реальна для психологического эксперимента, тем более — открытого наблюдения, особенно в том случае, если испытуемый обладает определенной квалификацией в области психологии. Многие авторы считают эту проблему проблемой одного из артефактов и говорят об «испорченных испытуемых» (испытуемых, которые знакомы с нормой психологического эксперимента). Но с распространением психологической культуры, вероятнее всего, многие испытуемые будут «испорченными». По крайней мере, потребуется сознательный отказ от позиции субъекта и переход на позицию объекта исследования в необходимых случаях, а специалисты прекрасно знают, как ограниченны возможности сознательной регу­ляции поведения.

Проблема субъектности объекта психологического исследования не нова. Она рассматривается в качестве специфичной именно для эксперимента, наблюдения и измерения, тогда как на стадии интерпретации данных и теоретического осмысле­ния двойственную на первый взгляд субъект-объектную сущность испытуемых мож­но не учитывать.

Разумеется, перед теоретической психологией давно стоит задача рассмотрения психологического эксперимента и решения проблемы его описания, которая явля­ется следствием двух основных противоречий психологического эксперимента: про­тиворечия между задачей экспериментатора исследовать испытуемого как объект и невозможностью решить эту задачу без включения испытуемого в качестве субъек­та экспериментальной деятельности, а также задачей исследовать субъективную ре­альность испытуемого как объективную и невозможностью ее измерить непосред­ственно ввиду ее субъективности.

Хотя эксперимент в психологии применялся и до В. Вундта, но, как известно, именно Вундт дал теоретическое обоснование его применению. При этом он исхо­дил из того, что экспериментальный метод вводился только в физиологическую пси­хологию, поскольку физиология для психологии является вспомогательной наукой, как физика для самой физиологии. Таким образом, физиология дает психологии эк­спериментальный метод, который развивается «сообразно с чисто психологически­ми целями» [Wundt W., 1898]. Тем самым В. Вундт ориентировал психологию на методологическую парадигму естественных наук. Однако экспериментальная про­цедура рассматривалась в теории как система воздействий на экспериментатора-испытуемого для управления процессом его интроспекции. Ассистент, осуществ­лявший деятельность по организации этих воздействий, не рассматривался в нор­мативной модели эксперимента. Такое слияние субъекта и объекта исследования противоречило установкам классического естествознания и было отвергнуто бихе-виористами, которые последовательно осуществляли естественнонаучную програм­му в психологии, рассматривая эксперимент как систему аппаратурных воздействий на объект, осуществляемых экспериментатором с целью познания свойств объекта.

Экспериментальная процедура рассматривалась с позиций экспериментатора, и естественнонаучная экспериментальная модель без изменений переносилась в пси­хологию: «...научная психология стремится включить в сферу науки познание чело­века и животного, рассматриваемых ею как часть природы» [Wundt W., 1898].

Но эксперимент на человеке, в отличие от эксперимента на животных, включает в свою структуру инструкцию испытуемому. Ее значение выявилось в первых же психологических экспериментах, например при создании у испытуемых моторных и сенсорных установок времени реакции. Восприятие инструкции испытуемым иссле­довалось психологами Вюрцбургской школы, в частности Н. Ахом. Но если испыту­емый способен преобразовать нормативную задачу, то он не реактивен, а активен в экспериментальной ситуации. Следовательно, проблема учета этой активности тре­бовала конструктивного решения.


9572623733293174.html
9572692994888549.html

9572623733293174.html
9572692994888549.html
    PR.RU™