Гордость мирская вместо разумной простоты  

Гордость мирская вместо разумной простоты

«Нечист пред Господом всяк высокосердый» (Притч.16,5). Конец тщеславия есть начало гордости. В последней можно различать два вида: есть гордость мирская, или мирскими пре­имуществами и естественными дарами; и есть гордость ду­ховная, или духовными дарованиями. Но характер всякой гордости: презирать других, как и свойство тщеславия: вы­казывать себя.(Эти две страсти очень мирятся между собой на том, что тщеславный унижается пред гордым, а гор­дый выхваляет его). Речь наша будет прежде о мирской гордости. — Она, между прочим, доказывается и обнаружи­вается: самохвальством в сердце; нетерпеливостью к высказываемой правде или невыслушиванием правды (тотчас убегают); заносчивостью; гневом на того же, кому сде­лана несправедливость, и ожидание, чтоб этот человек сам же умолял о прощении; чрезмерною или упорною за­щитою пред другими своих мнений, пусть иногда и справедливых; высокоумием и ненамеренным неудивлением, когда другие кому-либо или чему либо справедливо удив­ляются. Иной человек на замечание о скрывающейся в нем гордости отвечает, что «он вовсе не горд»: но это самое несознание и доказывает его гордость. — Гордый оскорбляет ближних, потому что пренебрегает ими, особенно с низшими себя, или же думает еще оказать ми­лость благоволения, если с улыбкой взглянет на кого или скажет кому слова-два: ему думается, что он унизит себя, что его меньше будут уважать, когда он поговорить с кем из низших, да часто и из равных себе. Он не признает достоинств и заслуг в других людях. На этот раз кто чем гордится в себе, то самое отвергает в другом; например, кто гордится красотою (Авессалом, например, гордился своими длинными волосами): для того теи другие, которых выхваляют за красоту, еще не довольно красивы; кто гордится своим умом, пред тем все глу­пые; кто надмевается своею образованностью, званием или службою ученого, а также своею начитанностью, для того те и другие и третьи необразованные. непонимающие, — от­сталые и односторонние; кто величается богатством, тот с пренебрежением смотрит на человека, который также предпринимает дела, чтоб расширить свою торговлю или какое либо производство; кто возносится своею честностью, например, по должности (а честность гордого всегда бывает односторонняя), тот всех считает бесчестными и низ­кими, не узнав еще иных. Памятно ли другим, в виду сознания своих человеческих прав и своих каких либо заслуг, встречаться в жизни с таким человеком? И вот гордец, действительно, отталкивает от себя других: если постигает его какая либо беда,—ему мало бывает сочувствующих и жалеющих его! А это в свою очередь, не вражда ли его против самого себя, т. е. когда он поставляет себя в столь неприязненные отношения к ближним без всякой нужды и пользы, ради только собственного высокопочитания? — Затем: как несправедлива или дерзка гордость пред Господом Богом! Например, без помощи ума человек не мог бы успеть в науках или по службе своей или по торговым предприятиям: а самый ум не Бог ли дает каждому? Без здоровья и вообще без телесных сил не успеть бы человеку в тех и иных трудах: а тело не творение ли Божие? И так «что имаши, его же неси прял» (1Кор.4,7)? Оточти Божие, и что же останется твоего? Особенно как несправедливо гордиться теми способностями, которые имеем мы от самой природы, например, быстрым умом, сильным голосом, высоким ростом, красивым лицом, происхождением от богатых или знатных родителей! Будто у человека был какой пре­дварительный труд, чтоб получить подобные естественные способности и силы! Будто мог он прежде чем родился на свет, оказать пред Богом какие заслуги со своей стороны, чтоб удостоиться этих естественных и особенных пред другими талантов! И вот за то, что человек воз­носится естественными в себе дарами, не получает часто и вышеестественных, или духовных—благодатных!



О, благоразумный христианин! Не давай развиться в тебе мирской гордости! Вот ближайшие против нее средства: избегать величавости во всем, или любить простоту в образе своей жизни, например, и в одежде и в разго­воре и в мере своего голоса и в походке:—как слабые души высятся часто от наружного блеска, так напротив от наружной обстановки, которая представляет глазам если не убожество то простоту, они заимствуют себе смирение;—быть у кого либо в повиновении («под началом»): известно, что гордый терпеть не может подчиняться дру­гим; таким образом, и от сурового человека, с которым он невольно встречается по службе или в общежитии, может быть ему своя польза;—сознавать или при­поминать свое незнание, а может быть и полное невежество в какой либо науке или в каком либо деле, которое знают все другие или же большинство;—в великих предприятиях особенно не говорить: «я, мы...», но: «как Бог поможет».


9567080617006642.html
9567100019255949.html

9567080617006642.html
9567100019255949.html
    PR.RU™