Путь развития создания биологических систем. 2 страница

Химические процессы произошли до образования биологических процессов. На Земле были установлены определенные химические процессы (установлены в соответствии с полученным химическим молекулярным составом, который образовался при ядерных взаимодействиях, процессах, произошедших в внутри протосолнца), которые смогли перейти в биохимические процессы – это уже создание биологических систем, где его субъекты используют в своих целях химические процессы. Химические процессы – это основа биологических систем. В них происходят кругообороты веществ, которые есть на Земле, и на основе которых выстраиваются следующие оболочки мироустройства со своим системным движением, уровнем взаимодействий – уже биохимическим. Химические циклы – это последовательный круговорот химических веществ, происходящие с помощью энергии, исходящая из ядерных взаимодействий. Химические циклы приводят к образованию элементарных биологических структур, блочных систем, на основе которых буду выстраиваться следующие биосистемы. Чтобы новая биологическая система была выстроена, необходимо циклическое движение, исходящее его из самого начала, где оно зародилась. Будет повторение основ развития. Но это не означало, когда выстраивался наш организм, нужно было обязательно выстраивать рыбу, которое потом нужно было перестраивать в земноводное существо и т.д. Повторялся не целиком организм, а брались основы органов, которые создавались в прошлом и вносили их в новую биологическую систему. Новая биологическая система состоит из вех основ развития, что было в прошлом – это этапное выстраивания организма, повторение общей эволюции создания биологических систем на Земле. И эта эволюция начиналась с химических процессов и создания первых биологических систем, которое проходило очень быстро.

К.Ю. Еськов в своем учебнике по палеонтологии пишет: «Еще недавно биологи уверено рисовали (исходя из общих соображений) такую картину. Самый длинный отрезок в истории Земли приходился на образование первых биологических систем из неорганической материи. Несколько меньше время потребовалось на возникновение первых клеток, и лишь после этого начался все ускоряющийся процесс собственно биологической эволюции. Первыми живыми существами были гетеротрофные микроорганизмы (гетеротрофы), питавшиеся «первичным бульоном» - той органикой, что в избытке возникла в первичной атмосфере и океане в результате процессов, частично смоделированных Миллером. Затем уже возникли и автотрофы, синтезирующие органику из углекислого газа и воды, используя для этого энергию окислительных химических реакций (хемоавтотрофы) или солнечного света (фотоавтотрофы). Однако реальные факты вынудили отказаться от этой умозрительной схемы. В числе прочего не нашли подтверждений и преставления об исходной гетеротрофности живых существ; судя по всему, автотрофность и гетеротрофность возникли одновременно».



Один из ведущих специалистов по микробным сообществам Г.А. Заварзин говорит, что «первичный бульон» даже теоретически не мог быть источником пищи для «первичной жизни», т.к. является конечным, исчерпываемым ресурсом. Ученые приводят довод, что живые существа размножаются в геометрической прогрессии, потомство первых же гетеротрофов должно было съесть весь этот «бульон» за совершенно ничтожное время; после этого они мрут от голода – и опять нужно создавать жизнь на Земле по новой. Не меньше неприятности ожидают и чисто автотрофную биосферу, которая в том же темпе (и с тем же конечным результатом!) свяжет весь углерод на планете в виде неразложимых высокомолекулярных соединений.

М.В. Гусев, Л.А. Минаева в своем учебнике по микробиологии пишут, что в мире прокариот не существует резкой границы между авто- и гетеротрофными организмами, так же как нет ее в ряду одноуглеродных соединений, каждое из которых может служить источником углерода для определенной группы прокариот; использование термина «автотрофия» удобно для обозначения конкретного типа конструктивного метаболизма, поскольку в процессе эволюции он оказался специфически связанным с определенными видами энергетических процессов, что привело к появлению у прокариот таких типов, жизни, которые отсутствуют у более высокоорганизованных форм.

На мой взгляд, уже очевидно, что эволюция имеет иной характер развития, иной процесс, другую направленность движения, т.е. шагает совершенно по-другому. Развитие не может происходить через единичный объект, единичную обособленную систему, через единичного предка, от которого начнут исходить ответвления, пути развития других организмов. Эволюция проходит системными блоками (мирами). Хоть миры и резко отличаются друг от друга, но они имеют схожие общие процессы. Жизнедеятельность в них происходит друг через друга, через противоположные действия, которые гармонически сочетаются и работают как единый механизм. Процесс не может состоять из одного действия. Например, постоянно происходит синтез и распад, как единый акт. Одни субъекты системы соединяют, другие расщепляют, и все это соединяется в единый гармонический процесс, движется по одному кругообороту системного устройства.



По поводу совершенства баланса между процессами синтеза и деструкции приводится высказывание Вернадского, сделанное им в 1931 году: «Первое появление жизни при создании биосферы должно было произойти не в виде появления одного какого-либо организма, а в виде их совокупности, отвечающей геохимическим функциям жизни». Ученые говорят, что, и это предсказание теперь находит подтверждение.

Учебник по микробиологии пишет, что образ жизни прокариот состоит в постоянном воспроизводстве своей биомассы; воспроизводство биомассы обеспечивается процессами, протекающие в клетке; обмен веществ - клеточный метаболизм складывается из двух потоков реакций, имеющих разную направленность: энергетического и конструктивного метаболизма (катаболизм и анаболизм – это распад и синтез органических молекул, происходящих с выделением и потреблением свободной энергии). Конструктивные и энергетические процессы протекают в клетке одновременно; у большинства прокариот они тесно связаны между собой; у некоторых прокариотных организмов выделяется последовательность реакций, служащих только для получения энергии или только для биосинтеза. Связь между конструктивными и энергетическими процессами прокариот осуществляется по несколько каналам, основной из них – энергетический. Определенные реакции поставляют энергию, необходимую для биосинтезов и других клеточных энергозависимых функций. …Мономеры, необходимые для построения основных клеточных компонентов, могут быть синтезированы клеткой или поступать в готовом виде из среды; чем больше готовых соединений должен получать организм извне, тем ниже уровень его биосинтетических способностей, так как химическая организация всех свободноживущих форм одинаковы. В конструктивном метаболизме основная роль принадлежит углероду. …Впервые понятия «авто- и «гетеротрофия» были введены для противопоставления растительного и животного образа жизни. Позднее их распространили на все другие организмы, в том числе и из прокариотных.

На мой взгляд, растительные и животные организмы не сами разделились, противопоставились друг другу – они создались микроорганизмами (мирами) по-своему образу жизни, определенной деятельности. Другие субъекты миров также противопоставлены по виду деятельности: одни участвуют в синтезе, другие в расщеплении. В другом уровне микромира одни субъекты запасают (потребляют) энергию, другие участвуют в противоположном процессе – выделяют энергию. Функции, действующие в одном микромире, передаются следующему, поэтому общие процессы схожи. Субъекты следующего микромира создаются под эту определенную направленную общую функцию, вид деятельности, а, в общем, создается определенный микромир. Как было сказано в учебнике по микробиологии химическая организация всех свободно живущих форм везде одинаково. Химические процессы переносятся с одного уровня на другой, биохимические тоже. Процессы сами по себе не протекают, их совершают отдельные субъекты или их группой, когда одна группа выполняет одну деятельность, другая противоположную. Сами субъекты определенного мира состоят из системно гармонических процессов, их кругов движений, взаимодействий, где имеются свои субъекты, которые состоят из происходящих схожих общих процессов своего уровня. Так складываются системы мироздания и очень трудно определить, разграничить одной чертой, и сказать – эта система относится к биологической, а эта к физической (химической), когда начинается переход (создание) из химической системы в биологическую, т.е. как сегодня пытаются определить с чего начинается жизнь. И определить не могут, так как жизнь существует везде в взаимосвязующих системах в их циклических круговоротах – а разграничить их четко невозможно.

К.Ю. Еськов пишет далее: «Первичность хемоавтотрофности (относительно фотоавтотрофности) тоже было принято считать несомненной; серьезным аргументом тут является то обстоятельство, что архебактерии (наиболее архаичные из всех прокариот) – именно автотрофы. Но и здесь, как выяснилось, все не так уж очевидно. Молекула фотосинтезирующего пигмента (например, хлорофилла) поглощает кант света; в дальнейшем энергия этого кванта используется в различных химических превращениях. Так вот, есть серьезные основания полагать, что первичной функцией этих пигментов была просто-напросто нейтрализация разрушительной для организма (да и вообще для любой высокомолекулярной системы) энергии квантов ультрафиолетового излучения… Впоследствии те, кто приспособился еще и использовать эту энергию… получили гигантские преимущества, однако сама по себе «радиационная защита» ДНК при помощи пигментов должна была сформироваться еще на стадии доорганизменных гиперциклов».

Фотоавтотрофы были образованы в своих условиях, главное для них был солнечный свет, поэтому эти организмы расположились у поверхности Земли. А вот глубины «остались в распоряжении хемоавтотрофов». Поэтому архебактерии возникли раньше, они были созданы для условий в начальный период жизни Земли, эти условия сохраняются в глубинах Земли, где высокая температура, где и до сих пор существуют эти первые биоорганизмы – это их среда, для нее они и были созданы. Когда Земля остыла, было образовано следующее поколение архебактерий, которые произвели огромную работу, чтобы могли образоваться фотоавтотрофы. Эту работу они сделали быстро. Исходя из науки палеонтологии, в докембрийских породах обнаружено множество одноклеточных организмов, древнейшие из них – местонахождениях Варравуна в Австралии (3,5 млрд. лет) и Онфервахт в Южной Африке (3,4 млрд. лет). Это оказались несколько видов цианобактерий (сине-зеленых водорослей), ничем особенно не отличающихся от современных; из пород возраста 3,1 млрд. лет был выделен пигмент фикобилин, который используется при фотосинтезе современными цианобактериями (никем, кроме них). Биоорганизмы, образованные миллиарды лет назад, ничуть не изменились, у них свой особый процесс жизнедеятельности, используют только свои химические процессы. Ученые говорят, что в раннем докембрии существовал совершенно особый мир, формируемый прокариотными организмами – бактериями и цианобактериями.

Наука палеонтология утверждает, что среди прокариот неизвестны многоклеточные организмы – есть нитчатые и пальмеллоидные формы цианобактерий, однако уровень интеграции клеток в этих структурах – это уровень колонии, а не организма. Поскольку времени на всякого рода эксперименты у прокариот было достаточно (3,5 млрд. лет), что по каким-то причинам на прокариотной основе многоклеточность не возникает в принципе. Причины называются следующие: отсутствие у прокариот центриолей и митотического веретена, без которых невозможно формировать сложные ансамбли; свойство их клеточной оболочки, препятствующей межклеточным взаимодействиям. Ученые говорят, что могут быть еще какие-то причины, но путь повышения организации, как многоклеточность, для прокариот оказался закрытым – они нашли другой путь развития – строматолиты. Строматолит образуется в результате жизнедеятельности совершенно ни на что не похожего прокариотного сообщества – цианобактериального мата. Мат – это высокоинтегрированное сообщество с чрезвычайно сложно организованной трофической структурой: два верхних слоя составлены продуцентами и консументами первого порядка («растениями» и «травоядными»), соединенными в пищевую цепь пастбищного типа, а нижний слой сформирован редуцентами («падальщиками»), получающими органику из верхних слоев. Мат является одной из самых сбалансированных экосистем: он производит ровно столько органики и кислорода, сколько тут же расходует в процессе своей жизнедеятельности (нулевой баланс); замкнутость геохимических циклов главное направление в эволюции биосферы. Жизнь появляется на Земле сразу в виде экосистемы, целостность которой вполне сопоставима с целостностью многоклеточного организма; мат существует без изменений как минимум 3,5 млрд. лет. Ученые делают вывод, что уровень интеграции, достигнутый составляющими мат микрооганизмами, превосходит уровень, наблюдаемый в обычных экосистемах; это замечательная форма организации позволяет по-иному взглянуть и на многоклеточность, которая так и не возникла у прокариот, - а нужна ли она им? – спрашивают ученые. (И.Н. Крылов и Г.А. Заварзин выдвинули ряд аргументов в пользу наземного образования докембрийских строматолитов; палеонтолог А.Г. Пономаренко показал при каких условиях существовали эти древнейшие прокариотные экосистемы в глубоком докембрии – ландшафт этого времени не был ни сушей, ни морем; именно в таких условиях процветали строматолитовые экосистемы).

Помимо бентосных прокариотных экосистем, представленных матами, все это время существовали и планктонные, состоящие из сферических одноклеточных водорослей – актритарх – и шарообразных колоний. Первые планктонные организмы появляются в палеонтологической летописи 3,5 млрд. лет назад – одновременно со стро - матолитами. Именно в планктонных экосистемах в протерозое (около 1,9-2 млрд. лет назад) произошло то, что стало ключевым для дальнейшей судьбы биосферы: в составе фитопланктона появились такие актритархи, которых считают первыми на Земле эукариотами.

Большинство исследователей о том, как произошли эукариоты, придерживается гипотезы симбиогенеза. Идея о том, что растительная и животная клетки являют собой «симбиотический комплекс», была высказана К.С. Мережковским, обоснована А.С. Фаминцыным; современную концепцию разработал Л Маргулис. Концепция такова: органеллы, наличие которых отличают эукариотную клетку от прокариотной (митохондрии, хлоропласты и жгутики с базальным телом и микротрубочками), являются результатом эволюции независимых прокариотных клеток, которые были захвачены клеткой-хозяином (тоже прокариотной) и не «съедены», а превращены ею в симбионтов. Ученые предполагают, что роль клетки-хозяина выполняла крупная факультативно-анаэробная бактерия-гетеротроф. Она поглотила мелкие аэробные бактерии-гетеротрофов, начала использовать их в качестве «энергетических станций», перерабатывая с их помощью свою органику по более совершенной технологии (дыхание вместо брожения), что позволило ей получать из каждой молекулы глюкозы 38 молекул АТФ вместо двух. Далее к поверхности хозяина прикрепилась другая группа симбионтов – жгутикоподобные бактерии (нечто вроде современных спирохет), которые резко увеличили подвижность хозяина – в обмен на возможность «подсоединиться к единой энергосистеме». Поглотив затем подходящих мелких фотоавтотрофов – цианобактерий, хозяин обрел возможность получить органику не путем активного поиска ее во внешней среде, а «просто, так сказать, посидев немного на солнышке». Этот переход до некоторой степени аналогичен происходившему в человеческой истории переходу охоты и собирательства к скотоводству и земледелию.

Ученые говорят, что гипотеза выглядит достаточно фантастично, однако имеет серьезное обоснование. Аналогичные процессы происходят и в современном мире, - например, инфузория-туфелька может содержать в качестве «домашнего животного» зеленую водоросль хлореллу; инфузория не трогает «домашнюю» хлореллу, но немедленно переваривает любую «дикую» клетку того же вида. Хлорелла же образует внутри хозяина строго фиксированное число клеток и через несколько поколений теряет способность к самостоятельному существованию. Далее ученые объясняют, что сходство митохондрий и хлоропластов с бактериями - не только внешнее (и те и другие – овальные тела, окруженные двойной мембранной, на складках внутреннего слоя которой локализованы пигменты с дыхательными или фотосинтетическими функциями). Эти органеллы имеют собственную ДНК, причем не линейную (как хромосомная ДНК самой эукариотной клетки), а кольцеобразную – такую же, как у настоящих бактерий. В момент клеточного деления митохондрии и хлоропласты не создаются клеткой заново, а размножаются сами, как настоящие одноклеточные организмы; при этом степень их самостоятельности такова, что они вполне способны существовать и размножаться и в чужих клетках: например, хлоропласты легко размножаются в курином яйце.

Ученые делают вывод, что, сравнив эукариотную клетку с матом, можно заключить, что мы имеем дело со второй (и столь же успешной) попыткой прокариот создать высокоинтегрированную колонию, на этот раз не между различными клетками, а внутри одной из них; похоже, что, не имея возможности выработать истинную многоклеточность, прокариоты выжали все, что можно, из симбиоза: раз нельзя наладить должную дифференциацию собственных клеток, то почему не использовать в качестве строительного материала клетки разных организмов? Не исключено, что «конструкторские разработки» по обоим «проектам» (мат и эукариотность) первые прокариоты начали одновременно (в последние годы пришли к парадоксальному результату: К. Везе и ряд других исследователей, сопоставив нуклеотидные последовательности различных групп организмов методом молекулярных часов – заключили, что эукариоты должны были возникнуть столь же давно, как и прокариоты).

Ученые полагают, что, скорее всего, различные варианты эукариотности, т.е. внутриклеточных колоний возникли многократно (например, возможно, что красные водоросли, резко отличающиеся от всех прочих растений по множеству ключевых признаков, являются результатом такой «независимой эукариотизации» цианобактерий), однако все эти варианты не имели в тогдашних условиях должного преимущества перед прокариотным типом организации и «не входили в серию»; эукариотам приходится платить за свою сложность весьма дорогую цену: они потеряли присущие прокариотам «бессмертие» (видовую неизменность на протяжении миллиардов лет) и «неуязвимость» (способность жить в кипятке или в ядерном реакторе, питаться любыми ядами или чистым водородам и т.д.); какой же смысл после этого выполнять в биосфере те функции, для которых достаточно и прокариот? – спрашивают ученые. Далее ученые продолжают, что в результате деятельности цианобактерий концентрация кислорода в атмосфере Земли достигла точки Пастера, и в этих условиях эукариотная «модель» наконец оказалась «конкурентноспособной»; именно эукариоты-аэробы со временем оттеснят прокариотные сообщества в «резервации» (пересоленные водоемы, горячие источники и т.д.) или их превратят в эфемеров (сине-зеленые водоросли, стремительно размножающиеся в луже и тут же исчезающие вместе с ней). Ученые указывают на вопиющую историческую несправедливость: некая группа живых организмов постепенно изменяет окружающий мир «под себя», а плодами этих изменений пользуются другие, причем с достаточно печальным для «инициаторов реформ» результатов – в эволюции биосферы это проявляется как одна из фундаментальнейших закономерностей.

На мой взгляд, за самый большой период развития биологических систем около трех миллиардов лет, отвадилось микроорганизмам. Мир микроорганизмов - это основной уровень биологических организмов. Он сохраняется и в течение последних 800 млн. лет, когда на арену вышли одноклеточные и многоклеточные организмы, т.к. в этих организмах они играют существенную роль и без них организмы не могут обходиться. Микроорганизмы за свой очень долгий период, когда еще не было одноклеточных и многоклеточных, прошли не один этап развития. В одном из учебников показана схема симбиогенеза (по Dzik, 1997). От архебактерий идут две линии: бактерии и сине-зеленая водоросль, потом линии идут от жгутиковых к гипотетической протоэукариоте. В другом учебнике показан следующий путь развития микроорганизмов: от прогенотов одна линия исходит к архебактериям, другая к эубактериям, а потом идет линия эукариотов. В учебниках по биологии указывается, что скорость эволюционного процесса постепенно возрастала и сами факторы эволюции преобразовывались и пополнялись новыми – у пробионтов уже существовали главные атрибуты любого живого организма: ДНК и система репликации, транскрипция, трансляция, мембранные структуры, ферментативные системы расщепления и синтеза органических веществ, запасания и переноса энергии; деление пробионтов могло осуществляться примерно так же, как это происходит у современных бактерий, путем сравнительно простого деления надвое. В настоящее время многие исследователи считают, что вскоре после возникновения жизни сформировались три надцарства: архебактерии, эубактерии (включая сине-зеленые) и эукариоты; архебактерии сохранили значительное сходство с пробионтами, они обитают в бескислородных слоях, концентрированных солевых растворах, горячих вулканических источниках; второе надцарство – эубактерии чрезвычайно широко представлены в биосфере – это также, как и архебактерии, безъядерные одноклеточные организмы, их геномы лишены экзон-интронной организации; третья ветвь живого – эукариоты, обладают оформленным ядром и оболочкой, эта группа живых организмов дала колоссальное разнообразие многоклеточных и одноклеточных форм. В учебниках по биологии Г.Л. Билича и В.А. Крыжановского говорится, что согласно современным представлениям все прокариоты произошли от предкового прокариотического организма, сходного с современной микоплазмой; микоплазмы (mucoplasma) – хемогетеротрофные микроорганизмы, большинство из которых паразитируют у животных и растений; однако найденыи миклоплазмы, свободно живущие в экологических нишах с высокой температурой; размер клеток у микоплазм колеблются в пределах от 0,3 до 0,9 мкм (в среднем 0,3 – 0,4 мкм); важнейшей особенностью микоплазм является отсутствие у них клеточной стенки; геном микоплазм самый маленький из всех известных организмов, он обладает информацией для синтеза около 750 белков, что, по-видимому, является минимальным для живых систем, имеющих клеточную организацию.

Возможно, до появления архебактерий был свой этап развития, который предшествовал этому периоду, и микроорганизмы этого периода многое сделали, чтобы смогли образоваться архебактеррии. Скорее всего, и у архебактерий было несколько этапов развития, т.к. эти микроорганимы резко отличаются друг от друга и при том системно, они разделяются на группы по своей жизнедеятельности. Например, у жвачных (коровы, олени, антилопы) архебактерри населяют сложный желудок вместе с бактериями, инфузориями. Но есть архебактерии, которые осуществляют ряд биологических процессов, совершенно не свойственных остальным биологическим организмам. Это означает, что эта группа архебактерий представляет собой из древних биологических существ, только они могли существовать в экстремальных первичных условиях Земли, когда была высокая температура, много извергалось вулканов, из разломов вытекала лава (в этот начальный период жизни Земли вулканизация, извержение лавы происходило иначе, чем сегодня – земля в то время полностью еще не отвердела, была мягкой и поэтому все происходило более менее спокойно). Для этих микроорганизмов условия были совсем не экстремальные, а благоприятные для своей жизнедеятельности, они для этого были рождены. Они и сейчас вольготно себя чувствуют на больших глубинах (до 12 км.), где температура достигает и 100, 200 градусов. Другая группа архебактерий была создана в более приемлемых условиях, когда температура на Земле опустилась ниже 50 градусов и начала приближаться к своему нормальному состоянию, когда не было еще ни моря, ни суши в сегодняшнем представлении – была особая среда – полуводная, очень теплая, с одной температурой, т.е. была комфортной, где и возникли особые архебактерии. Когда установилась температура на Земле появились следующие бактерии (эубактерии), затем образовались высокоорганизованные прокариотные сообщества (маты), актритархи, эукариоты. Прохождение этапов образования (создания) всех микрооганизмов в этот начальный период было очень быстрым. Это, скорее всего, было связано с ускоренным циклическим ритмом, который существовал в начальный период жизни Земли. Пока было горячо, нужно было «ковать» биологические организмы. Ученый Везе установил, что эукариоты возникли столь же давно, как и прокариоты (другие ученые утверждают, организованные сообщества прокариот (мат) появились одновременно). А также исследователи говорят, что различные варианты эукариотнрсти возникали многократно. Т.е. биологические системы образуются не раз, постоянно проходят этапы создания. Это происходило не только с эукариотами, но и со всеми микроорганизмами и следующими эволюционными образованиями. Создание происходило отдельными актами, но с использованием прошлого опыта развития. Преобразований организма, ароморфозов в эволюции не было (в понимание того, что организм сам по себе не мог себя усложнять, совершенствовать отдельные свои органы – например, образовал у себя четырехкамерное сердце и перешел от рептилиеподобных к млекопитающим, развил теплокровность). Естественно на ходу, когда определенный организм активно участвует в жизнедеятельности (и передышек у него не может быть), совершенно нельзя из трехкамерного сердца тут же его превратиь в четырехкамерное, а потом, отдохнув, вести теплокровность. Новая система видов и микороорганизмов тоже может выстроиться только заново, но связь поколений соблюдается. Если бактерии, как говорят ученые, произошли от предкового прокариотического организма похожего на современную микоплазму, но это не означает, что микоплазма должна переделать себя в бактерию и тем уничтожить свой организм, но на это разумеется никто не пойдет. Связь создания микоплазм следующей оболочки развития - архебактерий, скорее всего существует. Например, микоплазмы, которые паразитирует у животных, связаны с образованием архебактерий, которые живут в желудке жвачных животных; микоплазмы, которые живут в экологических нишах с высокой температурой, связаны с образованием архебактерий, которые тоже ведут жизнедеятельность при высоких температурах. Кто участвует в строительстве новой системы, она чем-то должна быть похожа на этих участников, по образу жизнедеятельности, по функционнированности организма. Эта последовательность (своего функционирования) соблюдается и на следующих этапах эволюции. Например, аэробные бактерии, способные к окислительному фосфорилированию, дали начало царствам животных и грибов; бактерии фотосинтетики дали начало царству растений. Какие бактерии (микроорганизмы) участвовали в создании клеток, следующих организмов, такие они и получались, другое выстроить они не могли.

Ученые считают вопиющей несправедливостью, когда одна некая группа живых организмов изменяет мир, а плодами этих изменений пользуются другие. Да, каждая группа (система) биологических организмов осваивает, устраивает мир под себя, он этот мир и создал, опять же для себя – не для кого другого. Когда достигнут один уровень развития, когда выстроена оболочка, на этой основе может выстраиваться следующая оболочка уже новыми субъектами и свой мир будут сами выстраивать, но не без помощи прошлого, они будут опираться на него, использовать все необходимое, чтобы создать свой мир и жить в нем. Это будет их система, они ее будут поддерживать. Оболочки (миры) не сразу выстраиваются друг за другом. Чтобы смогла выстроиться следующая оболочка, для этого нужно время, период определенной работы, некоей подготовки к следующему уровню развития. Хотя это не подготовка, это их обычная жизнедеятельность. Это нам кажется, что идет подготовка к следующему этапу эволюции, а у них это привычная обыденная жизнь, без которой не могут существовать и наши организмы; и самое главное, микроорганизмы до сих пор, миллиарды лет выполняют одну т ту же работу, очень важнейшую для других организмов. Возможно, что и идет подготовка к строительству следующей оболочки уровня жизнеустройства – идет процесс обработки информации, ее систематизация; идет отбор всего наилучшего, что было в прошлом, в проекте создаются новые варианты развития, но мы не знаем, происходит это или нет – скорее всего, да, потому что навряд ли без предварительной подготовки можно создавать такие совершеннейшие, прекраснейшие системы организмов, которые мы наблюдаем вокруг и восторгаемся. Чтобы выйти на следующий уровень развития, для этого нужно вырасти, созреть, выработать потенциал. Без этого следующую оболочку жизни не построишь, в развитии не продвинешься. Поэтому периоды развития могут быть разные. Например, у людей был очень долгий период развития – средние века (был еще долгий период – каменный), все шло медленно, но потенциал постепенно накапливался, который потом вырвался бурным развитием в новое и новейшее время. Нечто похожее происходило и с историческим развитием биологических систем (организмов), когда около трех миллиардов лет на Земле существовали только разные микроорганизмы, и только 800миллионов лет назад наступила эпоха очень больших перемен – начали появляться одноклеточные организмы, потом многоклеточные, которые так бурно стали образовывать самые различные системы видов организмов, в том числе и наши. Значит, микроорганизмы не дремали в течение трех миллиардов лет, создали очень хорошую базу для дальнейшего развития; у каждой группы микроорганизмов было свое направление развития – каждая группа выстраивала оболочки следующих уровней в соответствии со своим расположением в мироустройстве, что им дал Бог. В каждое свое время, каждый субъект делает свое, и этим живет – живет только своим; следующее поколение живет прошлым и делает свое и этим живет. Микроорганизмы создали свои миры, свои системы на миллиарды лет и этой системой они живут, и им это нравится, им там очень хорошо; это нам кажется, что им там плохо, а вот наш мир человеческий – самый лучший.


9566432279837240.html
9566461071718190.html

9566432279837240.html
9566461071718190.html
    PR.RU™